4SPB 4SPB

Толстовский дом или «улица Лидваля» на Рубинштейна

Толстовский дом, расположенный по адресу Рубинштейна 15–17 или набережная Фонтанки 54, — достопримечательность, скорее, для местных, которые уже не просто скользят взором по великолепным фасадам, а привыкли ходить проходными дворами и среди разнообразия архитектурных ансамблей выделяют для себя самые запоминающиеся.

Турист, прогуливаясь по шумной улице Рубинштейна, вряд ли решит заглянуть за решетку доходного дома Толстого. Но если он видел снятые Игорем Масленниковым здесь фильмы: «Зимняя вишня», «Шерлок Холмс», «Вам и не снилось» или хотя бы знаменитую фотографию Михаила Боярского на фоне узнаваемого фонаря в арке дома, то ему непременно захочется полюбоваться дворами этого дома воочию.

Когда-то здесь была загородная территория с дачами петровских сановников, Фонтанка была болотистой и не имела четких гранитных берегов, а нынешняя улица Рубинштейна называлась Троицкой. Изначально это была просека, ведущая от Троице-Сергиевского подворья у Невского к Загородному проспекту, «пяти углам».

Участок доходного дома Толстого со временем переходил из рук в руки, продавался за долги и перекраивался, но примечательно, что в основном участок принадлежал женщинам. Когда в 1910 году участок приобрел отставной генерал-майор, граф Михаил Павлович Толстой, здесь был хаос из участков разной длины и конфигурации, еще и с возвышенностью посередине.

Граф Толстой поручил построить доходный дом академику архитектуры Федору Ивановичу Лидвалю. Лидваль уже успел прославиться как минимум доходным домом Лидваль на Каменноостровском проспекте, который он выполнил по заказу его матери. Этот дом можно по праву считать эталоном стиля “северный модерн”.

Талант, известность и связи у шведа Лидваля были от отца: Юн Петтер Лидваль переехал в Петербург в 1859 и открыл швейную мастерскую «Иван Петрович Лидваль и сыновья», которая вскоре стала поставщиком императорского двора. Лидваль-младший так же будет работать в самом престижном сегменте — проектировать банки, гостиницы, частные особняки. Например, Нобели, богатейшее семейство промышленников, заказывало постройки именно у Лидваля.

Федор Иванович проектировал Толстовский дом по сути как обширный жилой комплекс с квартирами для людей всех сословий — от меблированных комнат с коридорной системой и общими удобствами на этаже до барских квартир.

Строился дом с участием техника Д. Д. Смирнова — ученика Лидваля и по последнему слову техники, все было продумано до мелочей: в доме были железные перекрытия, ко всем квартирам была централизованно подведена горячая вода, так что жителям не приходилось топить титаны. Изначально было предусмотрено паровое отопление — не было необходимости топить печи для обогрева. Конечно же, была система лифтов и у каждого был телефон. В доме даже была даже прачечная.

Внутренняя планировка дома была задумана как анфилада трёх разделенными арками проходных дворов, протянувшаяся с улицы Рубинштейна на Фонтанку. Этот сквозной проезд имеет небольшой излом, поэтому перспектива не просматривается насквозь и создает эффект камерности двора: сюда не доносятся звуки с улицы и набережной.

Первоначально главные арки домов не были закрыты и двор был сквозным, потому многие называли этот проезд «улицей Лидваля». Центральный двор при этом кажется больше, чем он есть на самом деле, за счет двора-курдонера, в глубине которого находится 9-ый подъезд.

Внутренние парадные дворы задумывались не менее привлекательно декорированными, чем фасад по Троицкой и Фонтанке. В отделке узнается почерк Лидваля: гигантские арки с подвесными фонарями, лоджии на верхних этажах, изящные фонари у парадных входов, барельефы с растительными и анималистическими мотивами, характерными для северного модерна.

Позже облик дворов был видоизменён, пропала задуманная Лидвалем «улица»: в проездах появились газоны с тополями, а вместо восьмиугольной клумбы установили фонтан (ныне он утрачен и во дворе разбита парковка).

Увы, М. П. Толстой в доме пожить не успел и скончался в Ницце в 1913 году. Дом перешел его вдове, графине О. А. Толстой, княжне Васильчиковой. Опыт в управлении у нее уже имелся: на протяжении 40 лет она была владелицей усадьбы в Липецкой области. Таким образом, участок снова по сложившейся “традиции” перешел в женские руки.

Дом стал культовым местом творческой интеллигенции, например, здесь жил писатель Аркадий Аверченко, создатель журнала «Новый Сатирикон», издатель Самуил Алянский, создавший издательство «Алконост», чтобы печатать своего друга А. Блока. Часто здесь устраивали поэтические вечера творцы серебряного века.

После революции, в 1918 году дом был национализирован, и в том же году разоренный Федор Лидваль уехал в Швецию, где жил и проектировал недорогие типовые здания, поскольку после периода процветания 1920-х гг. Швецию накрыла волна всемирного экономического кризиса. Увы, Лидвалю пришлось адаптироваться к подобным реалиям, но исследователи творчества архитектора единогласны во мнении, что архитектор не испытывал симпатии к подобной архитектуре, а, соответственно, и былого творческого энтузиазма.

На Толстовский же дом выпало немало испытаний: в 1921 году Петросовет предоставил квартиры по нечетной стороне транспортным рабочим. Новые жители беспощадно избавлялись от доставшегося от «буржуев» наследства: мебель выносили в соседний двор, со временем разворовали медные котлы, лифтовые шахты, водосточные трубы, жгли двери, паркет.

Благодаря инициативе Александра Леопольдовича Коля все же удалось выселить грузчиков и ломовых извозчиков, но дом навсегда утратил свое первозданное гениально продуманное техническое оснащение. Однако дом остается престижным и по сей день благодаря его бережно охраняемой и передаваемой из поколения в поколение истории.

54
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Используя этот сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем файлы cookie.