4SPB 4SPB

Доходный дом Ратькова-Рожнова: «хитрый» дом с аркой

Доходный дом Ратькова-Рожнова: «хитрый» дом с аркой

Доходные дома в Санкт-Петербурге составляют значительную часть дореволюционной застройки. Конечно, они существовали и ранее, но строить дома целенаправленно под сдачу в наем начали именно с начала XIX века.

Первые этажи всегда сдавались под лавки, мастерские и конторы. Жилые же помещения с окнами на «парадный» вид арендовали состоятельные граждане, а внутри постройки обычно находился двор — тот самый, излюбленный современными туристами «двор-колодец». Он не только помогал дополнительно освещать темные помещения и коридоры, но мог и использовался под хозяйственные нужды. Здесь могла находиться конюшня или даже скот.

Конечно, квартирки с видом на такую «красоту» сдавались гораздо дешевле, ведь дело не только в виде из окна — через этот двор со всеми его запахами и грязью еще нужно было проходить, чтоб попасть к себе домой.

Перед владельцами стояла задача выжать максимум дохода из сдачи помещений, и архитекторы начали изобретать или перенимать у своих заграничных коллег хитрые приемы. Уже одной только планировкой здания можно было постараться увеличить доход заказчика: требовалось увеличить количество видовых квартир.

Некоторые архитекторы, например, такие, как любимец Елисеевых Гавриил Барановский или архитектор дома Бака Гиршович, связали парадные и дворовые флигели крытыми галереями, проходящими сквозь внутренние дворы.

Но Сюзор, академик архитектуры и член Академии художеств, был большим любителем смелых экспериментов и рискнул перенять у французов их обычай устройства почетных внутренних дворов — курдонер, что с французского «cour d’honneur» означает «двор чести».

Курдонер — это парадный двор перед зданием дворца, который ограничен боковыми флигелями. Во двор можно было въезжать к парадному входу прямо в карете или верхом, но позволено это было исключительному списку самых почтенных лиц.

В 1898 году графу Сюзору как раз поступил заказ, где он мог применить этот прием на практике. Необходимо было построить два доходных дома на Кирочной улице и Пантелеймоновской улице (ныне — Пестеля) для братьев Ратьковых-Рожновых. Угодить таким взыскательным заказчикам было сложно — в конце XIX века они были известны как владельцы «заводов-газет-пароходов» и уже имели около тридцати доходных домов в Петербурге.

Поль Сюзор решается построить два узнаваемых дома-близнеца для братьев. Оба дома архитектор проектирует с большим двором-курдонером и при этом использует необычный для той поры эффектный прием — соединяет два корпуса огромной триумфальной аркой на уровне четвертого этажа, что добавляет еще больше помпезности фасаду.

В 1898 году началась стройка на Пантелеймоновской улице, строительство дома на Кирочной началась на год позже. Это была поистине грандиозная стройка, оба здания имели сдвоенные громадные участки. Строили быстро, слаженно, но не обошлось и без эксцессов: пострадал соседний дом номер 36, о чем написал заявление в Городскую Управу домовладелец А.П. Иванов.

Поговаривают, что на стройке дома на Кирочной даже погибли два человека, но дома произвели такое потрясающее впечатление на современников, что о происшествии вскоре забыли.

Дом имеет шесть этажей и протяженный фасад, покрытый рустом и оформленный эркерами, которые поддерживаются атлантами. По бокам так же есть два симметричных корпуса с дворовыми территориями поскромнее, но даже здесь фасад декорирован имитацией природного камня, и замысловатыми наличниками.

Внутри корпусов — богатый декор, мраморные лестницы, изразцовые печи, лепнина

— все говорило о статусе потенциальных арендаторов и завершало образ респектабельного доходного дома нового века.

По воспоминаниям сына архитектора, сам Сюзор любил прогуливаться по Пантелеймоновской и Кирочной, любуясь своими творениями. Восторженные отзывы оставляли также и коллеги по цеху Сюзора — Л.И.Бенуа и Ф.И.Лидваль.

Однако были и те, кому здание показалось чересчур напыщенным. Но яркая «обертка» не была обманчивой, ведь доходный дом Ратькова-Рожнова был оборудован всеми удобствами XX века: и лифты, и отопление, и канализация, и, самое любопытное, телефон. Словом, оба эти здания — обобщение всего лучшего, что было создано зодчим в конце XIX. Но в элементах декора уже ощущаются веяния обожаемого Сюзором модерна, и вскоре архитектору предстоит возвести свое главное творение — Дом Зингера.

93
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Используя этот сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем файлы cookie.