4SPB 4SPB

Н. Никонов и его «Дом-пряник»: наследие архитектора-самородка

Дворцовая слобода — уникальный район Петербурга, обойдя который всего за час, можно встретить все имеющиеся стили, от классицизма до северного модерна и так называемого «русского стиля», об удивительном примере которого, “Доме-прянике” на Колокольной улице, пойдет речь в этой статье.

В конце XIX века Петербург переживал небывалый строительный бум, и скромные постройки сменялись в основном роскошными доходными домами. Чтобы привлечь больше квартиросъемщиков, каждый владелец старался выделить свое здание, приглашая к сотрудничеству модных архитекторов, увлеченных новыми веяниями. Зодчие смело экспериментировали и получали за это заслуженные гонорары, которые зачастую инвестировали в собственные доходные дома. И тут архитекторы уже не шли ни на какие компромиссы, создавая свои архитектурные автопортреты на улицах Петербурга.

Впечатляющий пример подобного автопортрета — дом архитектора Николая Никитича Никонова в «русском стиле» на Колокольной 11. Это самое яркое здание на улице, настоящий теремок из сказки — пройти мимо невозможно. Недаром гости и жители города окрестили его «дом-пряник» из-за сложных декоративных элементов, которые воспроизводят народные орнаменты.

«Русский стиль», в котором построен этот доходный дом, некоторые современники Никонова тоже называли «пряничным» и... «петушиным», само собой, нелестно, ведь он был очень броским, смелым, а подобное раздражало консервативных петербуржцев. Направление этого стиля возникло в середине XIX века, когда архитекторы стали искать опору в национальных корнях — традициях зодчества Древней Руси. Их целью стало формирование оригинального национального стиля в архитектуре.

Однако стиль этот никогда не отличался целостностью характера и постоянством форм. Началось все с монументального «русско-византийского» почерка архитектора К. А. Тона, создателя Большого Кремлевского дворца, оружейных палат в Москве и других зданий. Другим архитекторам, увлеченным поиском национальной архитектурной идеи, например, А. М. Горностаеву и И. П. Ропету, претило это амплуа «придворного зодчего»: они считали работы Тона «лжерусскими». Их попытка переосмыслить форму и содержание «русского стиля» вскоре породила другую, демократичную, более «романтичную» его трактовку.

Н .Н. Никонов был ярым приверженцем этого демократического ответвления, как и историк искусств и художественный критик В. В. Стасов, который еще в самом начале творческого пути Никонова выделил его в ряду создателей новой национальной архитектуры.

Никонов возвел более пятидесяти культовых зданий за тридцать лет самостоятельной творческой работы, не отходя от своих стилистических ориентиров. А ведь помимо этого он построил множество гражданских зданий.

И все это при том, что Никонова по праву можно считать самородком, талантливым архитектором-самоучкой. Ведь родился Никонов в семье крепостных в Пошехонском уезде, и в то время, чтобы уехать в Петербург, выбиться там в люди, и, более того, преуспеть, нужно было обладать недюжинным талантом, трудолюбием и удачей.

С другой стороны, ярославская земля всегда была известна талантами, которые вырастали на почве народных художественных промыслов, передаваемых мастерами из поколение в поколение. И не исключено, что Никонов начал свой путь в одной из иконописных мастерских. Общепринятого высшего образования в сфере архитектуры Никонов не получил, хотя и нерегулярно посещал класс гипсовых голов в Академии художеств. Вероятно, развил свое мастерство Никонов, все-таки перенимая его в роли помощника у сильных архитекторов, например, у И. А. Монигетти, чьи самые значительные постройки были именно в духе «русского стиля».

В 1885 Никонов добился разрешения «производить постройки», успешно сдав экзамен в техническо-строительном комитете министерства внутренних дел. А спустя шесть лет он вступил в должность епархиального архитектора. Согласитесь, даже по нашим дням подобную карьеру можно считать головокружительной.

С тех пор строительство православных храмов стало основным направлением его деятельности. Никонов очень ценил колористическое разнообразие архитектурных памятников Ярославля. Пристрастие к этому яркому насыщенному цвету заставило Никонова обратиться к новому инструменту — полихромной поливной керамике, ведь, в отличие от штукатурки, керамика более долговечна и дольше сохраняет свежесть ярких красок. С 1896 г. Никонов сотрудничает с художественно-промышленной школой им. Н. В. Гоголя в городе Миргород, которая наладила выпуск полихромных изразцов для изготовления декоративных деталей и облицовки стен. Рисунки для изразцов Никонов выполнял сам.

Весь свой опыт, новые возможности и плоды сотрудничества с Миргородской школой Никонов воплотил в постройке своего личного доходного дома, в котором так же проживал и он сам, и его матушка. В 1899 году он приобрел дом у купца 2-й гильдии Абрамова и перестроил его в 5-этажный дом. На фоне других ординарных построек на улице фасад доходного дома Никонова резко выделяется обилием декора и асимметричностью: знакомые по древнерусскому зодчеству двойные и тройные арки с висячими «гирьками», шатер над эркером и «палатки» с ажурными «гребнями» на крыше, составные колонки, многопластные арки и разорванные фронтоны оконных наличников, квадратные «ширинки», заполненные цветными изразцами.

Черная эллипсообразная лестница, ведущая в кухни квартир, расположена во дворе и вынесена отдельным флигелем в виде «сторожевой» башни, которая украшена изразцами с изображениями райских птиц и синими птицами удачи. Под окнами имелись встроенные “холодильники” для хранения продуктов.

Парадный вход был оборудован электрическим лифтом, что являлось огромной роскошью на начало века. Встречали гостей особо прочные массивные деревянные двери-ширмы. В холле сохранился арочный проем под статую, а вот печь, к сожалению, была утеряна, в отличие от дорогостоящих дубовых дверей квартир — все они целы, за исключением одной.

Больше всего впечатляют свинцово-паечные витражи с тюльпанами, на каждом этаже витражи разные. На момент постройки окна полностью были ими декорированы для приватности обстановки, ведь жители здесь были весьма зажиточными.

Кстати, в одной из квартир существовал не совсем привычный пример размещения витража при камине. Над каминной полкой сохранился портал с замковым камнем в виде картуша, в котором и находилась рама с витражом.

Сейчас в "Пряничном доме" можно остановиться в отеле, посетить с экскурсией парадную и даже квартиру. Несомненно, один раз подробно осмотрев этот дом, вы с легкостью будете узнавать на улицах Петербурга здания, принадлежащие авторству творца Н. Н. Никонова. Стиль его неповторим, как и неоценим его вклад в историю русского зодчества и архитектурное наследие Петербурга.

95
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Используя этот сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем файлы cookie.