4SPB 4SPB

Литейный округ: район царских особ, пушечников и “чижиков”

Знакомые архитектурные шедевры: Дом Нарышкиных, Вейнера, особняк Кельха на Чайковского, особняк Нейдгарта на Кирочной и дома Ратьковых-Рожновых, наконец, дом Мурузи, Египетский дом и дом Бака… Как же так сложилось, что в Литейном округе что ни дом, то памятник архитектуры середины XIX века - начала XX? Поищем исторические корни этих построек, но для этого нужно вернуться аж к Петровским временам.

Первые годы Петербурга

После блестящей победы над шведами под Полтавой в 1709 году Петр I пишет: «Ныне уже совершенно камень в основание Санкт-Петербурга положен». Однако Петр понимает, что без взятия Выборга переносить столицу в Петербург небезопасно, поэтому постройки в городе пока носят временный характер.

В основном город располагался на правом берегу Невы, на Городском острове вокруг Петропавловской крепости (ныне Петроградская сторона). И хотя строить старались улицами, часто постройки были хаотичными, а о пожарной безопасности пока и вовсе никто не думал, что привело к крупному пожару на рынке в 1710 году.

Но Петр грезил о новой столице, и чтобы наконец укрепить ее положение и начать строиться «по уму», пошел на Выборг. Город не сдавался 2,5 месяца, и после его капитуляции 13 июня 1710 года Петр выразился, что наконец «чрез взятие сего города Санкт-Петербургу конечное безопасение получено». С этого момента царь стал приглашать лучших мастеровых со всех уголков страны и раздавать им земли бесплатно, чтобы в кратчайшие сроки заселить будущую столицу.

Новая столица и образование Литейной части

После появления Адмиралтейских верфей вырос спрос на артиллерийское вооружение для военных и флотских нужд, и решено было построить петербургский Пушечно-Литейный двор. Петр распорядился прислать из Москвы пушечных мастеров.

Когда встал вопрос о том, где строиться, обратили внимание на территорию за Безымянным Ериком (Фонтанкой): эта местность находилась на возвышении и была практически не подвержена наводнениям. Позднее она не пострадала даже при самом страшном наводнении XVIII века в 1724 году.

Там, где сейчас начинается Литейный мост, у стольника П. Бутурлина выкупили участок для постройки деревянного «Литейный анбара», а позже появился и «Пушечный двор» для хранения готовой продукции.

Литейный двор «обрастал» кузнями, слесарными, токарными, складами, столярными и другими хозяйственными постройками. Жили работники Литейного двора в мастерских на его территории и в образовавшихся в том районе Литейной и Пушкарской слободах. Затем построили Сергиевский всей артиллерии собор, откуда и пошло название Сергиевской линии (ныне — улица Чайковского).

От Литейного двора до Невской перспективы была прорублена просека, которая планировалась стать главной магистралью города. Так и появился Литейный проспект.

Переезд из Москвы

В 1712 году после указа о переносе столицы из Москвы в Петербург северный город становится главной резиденцией царского двора. В Петербург переезжает Правительствующий сенат. С этого момента началась планомерная и правильная застройка: Петр издает указ о создании генерального плана Санкт-Петербурга. Вместе с этим начинается строительство тракта между Петербургом и Москвой.

Главным городским архитектором на тот момент уже являлся Доменико Трезини, и ему было поручено начать проектирование города именно с Московской стороны, где находилась Литейная часть. Параллельно набережной Невы прорыли каналы, образовавшиеся Шпалерную, Захарьевскую и Сергиевскую линии, и такие же каналы были прорыты в перпендикулярном направлении.

С 1714 по 1719 года места по нынешним улицам Фурштатской, Чайковского, Захарьевской, Литейному проспекту и улице Пестеля были розданы царедворцам. Все приближенные к царскому двору, обязуются безотлучно жить в Петербурге и строить дома, непременно в камне и на Московской стороне: Петр был свидетелем страшного наводнения 1706 года и не желал такой участи своим близким, а потому и место выбрал для них самое безопасное.

Любимая сестра Петра Наталья Алексеевна горячо поддерживает все инициативы брата и переезжает в один из первых каменных дворцов Петербурга с пристанью и домовой церковью. Сегодня это пересечение Шпалерной и проспекта Чернышевского.

Указ имел непосредственное отношение так же и к царевичу Алексею Петровичу, что разрушило все его планы по женитьбе и обоснованию в Москве. Ему пришлось переехать в Петербург во дворец-мазанку на одной улице с его теткой. Во дворе усадьбы селится так же и его учитель Никифор Вяземский. И, конечно, все сторонники царевича Алексея Петровича имели дома на Захарьевской и Сергиевской улицах. Здесь образовался самый аристократический район застройки в Петербурге.

Петр Первый пытался приучить знатных господ к водному транспорту и для этого приказал всем вместе по воскресеньям кататься на буерах, шлюпках и верейках. Своего рода это был «принудительный яхт-клуб», но Пётр умел веселиться: после катаний всех ждали красочные фейерверки в Летнем саду и обильное застолье.

В 1719 году оставшиеся свободные участки были розданы служителям Адмиралтейской и Полицмейстерской канцелярий «для постройки регулярных строений и разбивки садов».

Крах Северной Венеции

Следы планировки Трезини и по сей день сохранились в современном расположении улиц. Но, увы, замыслу Петра о Северной Венеции не было суждено осуществиться: каналы просуществовали полвека, а затем их постепенно стали засыпать.

Дворцовое поселение просуществовало так же недолго. К середине 18 века постройки, лишившиеся первых своих хозяев, по большей части используются для хознужд двора и для расселения чиновников и мастеровых. На Фонтанке можно было встретить студентов Училища правоведения, которых за жёлто-зелёные мундиры окрестили «чижами». В память о них и о той самой песне про “чижика-пыжика” на набережной уже в наше время появится крошечный памятник птички.

В 1851 году Литейный двор снесут, и Литейный проспект получит выход к воде, к возведенному мосту. Проспект наконец станет широкой артерией, соединяющей Литейную часть с Выборгской стороной и перетекающей в Загородный проспект.

А при Александре Втором в середине XIX века район обретет «второе дыхание» и будет считается самым благоустроенным: здесь вырастут роскошные особняки и доходные дома во всех стилях — от древнерусского до мавританского, будут фонтаны и зимние сады во дворах. Строительство доходных домов продолжится и по начало XX века и во многом современный облик района сформируется в это время и сохранит свое стилевое разнообразие и по сей день.

Однако то, что было роскошью при царях, местами превратилось в коммунальный кошмар после революции: барские квартиры в 15–20 комнат нещадно делились на клетушки и заселялись не самой аристократичной публикой. Коммунальные квартиры в этом районе сложно расселить до сих пор, но красота фасадов и планировка улиц хранят память о тех, кто здесь жил раньше. 

70
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Используя этот сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем файлы cookie.